Эволюция познания и Радастея

 

radasteia-irlem-ne-sektaПознание как форма духовной деятельности существует в обществе с момента его возникновения и проходит вместе с ним определенные этапы развития.

На каждом из них процесс познания осуществляется в многообразных и взаимосвязанных социально-культурных формах, выработанных в ходе истории человечества. Поэтому познание как целостный феномен нельзя сводить к какой-либо из форм, хотя бы и такой важной как научное, которое, как считают современные ученые, не «покрывает» собой познание как таковое. Сейчас уже известно, что наука о познании не может строить свои выводы, черпая материал для обобщения из одной сферы — научной, даже если речь идет о «высокоразвитом естествознании».

Анализируя исторические формы познания, которые на разных стадиях развития общества преобладали в нем, и имели различную степень влияния на познавательные процессы в целом, можно сказать, что наиболее эффективным является такой процесс познания, который включает в себя все существующие и существовавшие когда-либо способы познания действительности.

Уже на ранних этапах истории существовало обыденно-практическое познание, поставлявшее элементарные сведения о природе, а также о самих людях, условиях их жизни, общении, социальных связях и т.д. Основой данной формы познания был опыт повседневной жизни, практики людей.

Одна из исторически первых форм — игровое познание как важный элемент деятельности не только детей, но и взрослых. В ходе игры индивид осуществляет активную познавательную деятельность, приобретает большой объем новых знаний, впитывает в себя богатство культуры — деловые игры, игра актеров, в науке применяются специальные игровые модели, где проигрываются различные варианты течения сложных процессов решения научных и практических проблем. Целый ряд влиятельных направлений современной философской и научной мысли выдвигают игру в качестве самостоятельной области изучения.

Важную роль, особенно на начальном этапе истории человечества, играло мифологическое познание. В рамках мифологии вырабатывались определенные знания о природе, космосе, о самих людях, формах общения и т. д. В последнее время было выяснено, что так называемое мифологическое мышление — это не просто игра фантазии, а своеобразное моделирование мира, позволяющее фиксировать и передавать опыт поколений.

Уже в рамках мифологии зарождается художественно-образная форма познания, которая в дальнейшем получила развитое выражение в искусстве. Хотя считается, что художественная деятельность несводима целиком к познанию, но познавательная функция искусства посредством системы художественных образов — одна из важнейших для него.
Одними из древнейших форм познания, генетически связанными с мифологией, являются философское и религиозное. Особенности последнего определяются тем, что оно рассматривает формы отношения людей к господствующим над ними земными силами.

О существовании неких общих законов познания говорили еще древние философы [1]. Гераклит в процессах изменения мира видел исполнение законов «единого мудрого», которые присущи и бытию и познанию. Чтобы постигнуть природу каждого отдельного предмета, нужно уметь приложить общий закон. Подчеркивая активную роль субъекта в познании, философы-софисты придавали большое значение анализу возможностей слова и языка в познавательном процессе.

Аристотель важнейшим инструментом познания считал логику [2]. Он пытался вывести свою логику за рамки формальной, он ставил вопрос о содержательной логике, о диалектике. В логических формах и принципах познания он видел основные формы и законы бытия.

В европейской философии теория познания занимала центральное место [1]. Ф. Бэкон считал, что науки, изучающие познание и мышление являются ключом ко всем остальным, ибо они содержат в себе «умственные орудия», которые дают разуму указания или предостерегают его от заблуждений. Кант в своей гносеологии исследует три основных способности познания — чувственность, рассудок и разум. Философ рассматривает два вида логики: анализ и синтез. Именно синтезу Кант придаёт значение фундаментальной операции мышления, так как именно с его помощью происходит образование новых научных понятий о предмете.

Гегель считал, что теория познания не должна содержать пустые, мертвые формы мысли и принципы, в нее должна войти вся жизнь человека. Исследование всеобщих закономерностей жизни человека является ключом к разгадке тайны логических категорий, законов, принципов и механизма их обратного воздействия на практику.

Единство мышления и бытия, познания и опыта, по Фейербаху, истинно имеет смысл лишь тогда, когда основанием, субъектом такого единства берется человек как «продукт культуры и истории», «социальное, гражданское, политическое существо».

В философской герменевтике Гадамер исходил из того, что реально существуют различные способы отношения человека к миру. Гадамер отмечал [1], что основная задача философской герменевтики — постижение «чуда понимания», которое представляет способ существования познающего, действующего и оценивающего человека, универсальный способ освоения мира.

Также интерес представляет позиция швейцарского психолога и философа Ж.Пиаже [3]. В основе его генетической эпистемологии лежит принцип возрастания инвариантности знания субъекта об объекте под влиянием изменений условий опыта. Одним из первых правил генетической эпистемологии является, согласно Пиаже, «правило сотрудничества». Изучая, каким образом возрастает наше знание, она в каждом конкретном случае объединяет философов, психологов, логиков, представителей математики, кибернетики и других наук.

Представители иррационалистической ветви в русской философии подвергали рационалистический метод познания критике [1]. Так Л. Шестов был убежден, что даже те философы, которые изобрели теорию познания, потихоньку от посторонних глаз все же нередко делали робкие попытки «неметодологических вылазок», втайне надеясь, что таким образом можно проложить себе путь к неведомому, вопреки «бестолковым доказательствам» о якобы великих преимуществах научного познания. Н.А.Бердяев не признавал познания, если оно оторвано от практики, то есть когда познание не есть функция жизни.

Интуитивист Н.О.Лосский исходил из того, что теорию познания нужно строить, не опираясь ни на какие другие теории. Иначе говоря, теорию знания необходимо начинать с анализа действительных в данный момент наблюдаемых переживаний. Знание, по его мнению, есть не копия, не символ и не явление действительности в познающем субъекте, а сама действительность, сама жизнь, подвергнутая лишь дифференцированию путем сравнения.

В современной философии можно констатировать стремление к синтезу наиболее плодотворных идей и концепций теории познания, разработанных в русле разных направлений, течений школ и т.п. Однако считается, что удельный вес гносеологических исследований, ориентированных на науку, значительно больше, чем тех, которые ориентированы на вненаучные формы отношения человека к миру.

Например, концепция личностного знания М.Полани [4]. Он исходит из того, что знание — это активное постижение познаваемых вещей, действие, требующее особого искусства и особых инструментов. Поскольку науку делают люди, то и получаемые в процессе научной деятельности знания (как и сам этот процесс) не могут быть деперсонифицированными. А это значит, что людей (а точнее — ученых) со всеми их интересами, пристрастиями, целями и т.п. нельзя отделить от производимого ими знания или механически заменить другими людьми. Так, например, Н.Козырев [5] в процессе исследования субстанции времени проводил опыты, и некоторые получались только у него. Можно отметить, что чем сокровеннее исследуемая субстанция жизни, тем более персонифицированным является результат. Прослеживается зависимость процесса познания от уровня развития сознания человека, его мировоззренческой основы.

Личностное знание, по мнению М.Полани, — это не просто совокупность каких-то утверждений, но и переживание индивида. М.Полани отстаивает положение о наличии у человека двух типов знания: явного, выраженного в понятиях, суждениях, теориях и других формах рационального мышления и неявного, не поддающегося полной рефлексии слоя человеческого опыта. Неявное знание не артикулировано в языке и воплощено в телесных навыках, схемах восприятия, практическом мастерстве. Оно не допускает изложения в учебниках, а передается «из рук в руки», в общении и личных контактах исследователей.

Процесс познания в науке и философии находит свой окончательный предел в границе познаваемости. За этой границей, как принято считать, начинается «непознаваемое». Область «непознаваемого» является медиумом, осуществляющим связь между объектом и субъектом. То есть изучается непознаваемое таким образом, насколько правильно расшифровывается образ или знак представляемый объектом для органов восприятия познающего субъекта.

По сути дела этот неразрешимый на сегодняшний день в науке вопрос может звучать так: «По какому принципу формируется знаковая система, (посредническая, медиумная) между объектом познания и субъектом? Почему нет возможности прямого восприятия объекта? Например, как воспринять зрительный объект через мозг-сознание, минуя глаза? Мозг? Если это возможно, то какое необходимое условие осуществления такого способа познания? Как познать «вещь в себе» по теории Канта? Почему мир «разговаривает» с человеком посредством знаков?

Ответы на эти вопросы мы находим в методе профессора Е.Д.Марченко. Именно знаковая система, предлагаемая ее Методом Радастеи при правильной ее «дешифровке», позволяет человеку заглянуть за границу «познаваемого». Таким образом человек, «продлевая» свои органы восприятия действительности, получает возможность изучать то, что находится «за конкретным объектом или явлением» как знаком.

Посредством освоения «знаковой системы человеку открывается возможность освоения не воспринимаемой обычными органами чувств материи, как-то: энергия, информация, пространство, время и т. д. Можно говорить не только о внешней направленности познания. Это актуально (характерно) также и для познания внутреннего мира субъекта, социальных систем, явлений и организаций.

Метод Радастеи можно рассматривать как новую картину мира, поскольку метод использует весь накопленный человечеством опыт познания действительности как «фактическую базу» (материал) для описания законов и постулатов, по которым развивается мир (Вселенная). Прежде всего, это законы ритма, постулаты времени. С помощью этого Метода можно рассмотреть, как бесконфликтно сосуществуют или заново «оживают», все ранее существовавшие теории, законы, парадигмы. Все они являются определенными срезами длительного процесса познания разных областей жизни, и результатом деятельности сотен признанных и непризнанных обществом гениев. Естественно, что для них целью процесса познания являлось получение определенного знания с последующим его применением последователями и обществом в целом. Но…
«Все лучшие умы
ударились о временной тупик
И разлетелись по пространству…»

[7]Гении человечества только подошли к пониманию времени, реальную же возможность с ним взаимодействовать не освоили. В ритмологии время рассматривается как реально существующая объективная субстанция, влияющая на ход событий. Субстанция эта имеет определенные параметры, влияющие на индивида непосредственно в процессе познания. Эта особенность подтверждает уникальность метода познания в способности воздействовать и изучать процессы, лежащие вне зоны восприятия человека, но всецело зависимого от них.
В ритмологии особое значение придается разуму человека: «Разум явился на планету за знанием. Всё познанное прекращает существование за ненадобностью. Такова величайшая философия любого мыслящего субъекта… Познание планеты разуплотняет планету. При желании спасти планету можно через познание собственного разума, который стремится к пустоте. Пустота возможна после полного выброса набранного. Выброс есть познание. Набранное есть планета» [8].
Многие ученые, философы, деятели искусства высказывали свое почтение времени как одной из основных составляющих человеческой жизни в своих размышлениях, повествованиях, эссе, но редко кто начинал серьезно, целостно работать в этом направлении. Рассуждения о «времени» можно встретить в так называемых «заметках на полях», «неопубликованном», то есть в том, что авторы считают сокровенным, таинственным, непостижимым, но одновременно с этим и жизненно важным. С другой стороны, перед мыслителями и исследователями, согласными с мнением Ж. Мольера [9]: «Кто выиграл время, тот выиграл все», стоял и такой вопрос: «Как подобрать жанр, язык, с помощью которого можно доступно описать это всепроникающее «всё»?

Древнегреческий философ Аристотель [11] считал, что среди неизвестного в окружающей нас природе самым неизвестным является время, ибо никто не знает, что такое время и как им управлять. О вероятности существования времени как определенной субстанции также говорил и К. Циолковский, предполагая, что «время, возможно, существует, однако, мы не знаем, где его следует искать» [12].

В Методе Е. Д. Марченко «время» раскрывается через Ритм. Ритм — особая жанровая форма, способная за счет определенным образом организованной структуры текста создавать заданные вибрации и содержащая время как субстанцию, способную организовывать не только окружающее пространство, но и регулировать человеческие связи [10]. Субстанция Ритм представляет собой концентрацию времени.

И сам «человек есть не что иное, как проводник времени, способный ускорять или замедлять» [14] А мозг человека «есть ускоритель процессов при наличии пустоты и становится замедлителем при ее отсутствии». Время представляет интерес не только как субстанция, которую можно изучать, оно как явление, будучи уже познаваемым, становится более доступным и приобретает общечеловеческое значение. Мы говорим: «Наше время, наша эпоха, пришло твое время и т.д.». Тем самым подчеркиваем особенность обозначаемой ситуации или периода, некоторого кульминационного момента в истории. Характеризуя, например, время как определенный исторический период, социальные науки описывают, прежде всего, культурный пласт, наработанный обществом. Это позволяет рассматривать ритм и в культурологическом аспекте.

При взаимодействии с Ритмом человек получает Время и реальную возможность удлинить жизнь, что происходит за счет ритмодотаций. Ритм — организатор жизни [10]. При работе со временем необходимо соблюдать правила и следовать методике. Время при взаимодействии с собой требует определенной точности и четкости. Познание является одновременно и процессом взаимодействия с собственной жизнью.

В методе  Е.Д.Марченко время также рассматривается как некая пустота, которую важно заполнить важными для себя событиями. «Если не успел заполнить сам, ее заполнят другие. Если другие не успели заполнить твою пустоту, то она самозаполняется уже существующим, считая тебя неодушевленным» [8]. Человеку через Ритм дается возможность стать соавтором, сотворцом собственной жизни. Ведь регулируя и распределяя поток времени на важные для него события, человек руководствуется принципами сознательной жизненной позиции.

Поскольку познание неотделимо от понятия жизнь и человек не мыслит себя вне процесса познания, то последнее должно предстать в таком же многообразии форм и одновременной целостности, как и человеческая личность, особенности которой рассматриваются как совокупность всех качеств, приобретенных за весь эволюционный период развития человечества.

Так, в Методе Е.Д. Марченко процесс познания и изучения действительности осуществляется различными способами. Используются приемы игры, называемые мистерии, предметно-бытовой анализ ситуации, когда ведется наблюдение за непосредственно окружающими предметами и явлениями, их расположением в пространстве, количественными и качественными характеристиками, применяется обращение к образной и музыкальной методикам, лингвистическим, научным (математическим, физическим, астрономическим, биологическим и др.), физиологическим, философско-мировоззренческим, психологическим и многим другим методам познания.

Знание, полученное в результате такого целостного подхода при правильной его интерпретации, претендует на достоверность. В методе знание представлено еще и как срез памяти: «Память — бесконечная и вечная субстанция. Знание конечно и имеет свои сроки существования. Срез памяти способен осуществлять луч. При входе луча в память образуется срез. Срез фиксируется на мгновения. В этот момент разум, включенный в процесс взаимодействия, через имеющуюся пустоту втягивает срез и оформляет его в памяти как знания… В чистом разуме срез делится на мозаичные рубежи восприятия, проникая в цветовую, смысловую, оформленную память. В цветовую память знание приходит через образы… так рождается новый стиль в живописи, архитектуре, дизайне, признаваемый авангардистами всего мира сразу, поскольку черпают образы из одного среза. В смысловую память знание приходит через формы общения, сообщения, музыку, филологию, философию. Вырабатывается стандарт-протокол новых форм информационного обмена, включая все устные заявления. В оформленную память срез знания приходит формулами, формулировками, лозунгами, оформлен в книгах, письмах, журналах, газетах и т.п.» [14].

В настоящее же время Метод Е.Д. Марченко даёт следующий постулат познания — всё окружающее является отражением или отображением ритма. Изучая ритмы, человек познаёт себя и окружающую действительность на разных рубежах восприятия. Ритмы — это определенным образом организованное (концентрированное) время, способное организовывать не только окружающее пространство, но и регулировать человеческие связи, то есть менять их. Ритм есть у человека, планеты, у каждого государства [10]. Человек, найдя свой Ритм, обретает полноту жизни, смысл, масштабность и глубину её познания.

ЛИТЕРАТУРА:
1. Философия: Учебник для высших учебных заведений. Ростов н/Д.: «Феникс», 1996. 576с.
2. Аристотель. Аналитики. Мн.: Современное слово, 1998. 448с.
3. Пиаже Ж. Генетическая эпистемология. 5-е изд. СПб.: «Питер», 2004. 159с.
4. Полани М. Личностное знание: на пути к посткритической философии. М., 1985. 344с.
5. Козырев Н.А.Время как физическое явление//Моделирование и прогнозирование в биоэкологии. Латвийский госун-т им. П. Стучки, Рига, 1982.
6. Кант И. «Критика чистого разума». Пер. Н.О.Лосского с вар-ми пер. на рус. и европ. яз. Рос. акад. наук, Ин-т философии. М.: «Наука», 1998. 654с.
7. Марченко Е.Д. «Сокровище». СПб.: АЦ «РАДАТС», 2005. 271с.
8. Марченко Е.Д. «Откровенное знакомство. Часть 1». СПб.: АЦ «РАДАТС», 2003. 208с.
9. Мольер. Собрание сочинений в четырех томах. Том 1. М.: «Терра», 1994.
10. Марченко Е.Д. «Ничего случайного не бывает». СПб.: АЦ «РАДАТС», 2005. 180с.
11. Аристотель. Физика. Соч. в 4-х т. Т.3. М., 1976.
12. Циолковский К.Э. Монистический материализм. М.: » Самообразование«, 2007.
13. Марченко Е.Д. «Откровенное знакомство. Часть 2». СПб.: АЦ «РАДАТС», 2004. 271с.
14. Марченко Е.Д. «Откровенное знакомство. Часть 3». СПб.: АЦ «РАДАТС», 2004. 400с.
И.В.Светачева
«Время. Мозг. Пульт». Сборник статей Института Ритмологии. СПб, Авторский Центр «РАДАТС», 2008

Источники: Эволюция познания и Радастея

Реклама

2 comments

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s